Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника

База содержит фамильные списки, перечни населенных пунктов, статьи, биографии, контакты генеалогов и многое другое. Вы можете использовать ее как отправную точку в своих генеалогических исследованиях. Информация постоянно пополняется материалами из открытых источников. Раньше посетители могли самостоятельно пополнять базу сведениями о своих родственниках, но сейчас эта возможность закрыта. База доступна только в режиме чтения. Все обновления производятся на форуме.

Год 1667


События истории России за 1667 год

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника »   Развернутая хронология »   1667
RSS

Выводить сообщения
Печать

Ответить  
1   2   8   9  
10   11   12   13   14   15   16   17   18   19  

1667



Указом от 19 июня 1667 г. велено было приступить к постройке кораблей в селе Дединове на Оке; впрочем, выстроенный тогда же корабль сгорел в Астрахани.

Андрусовское перемирие (между Россией и Речью Посполитой).
Война продолжалась без значительных результатов, до 1666 г., когда уполномоченные обеих сторон съехались в деревню Андрусово для переговоров. В 1667 г. было заключено перемирие на 13 с половиной лет: Россия получила левобережную Малороссию, Смоленск и Северские земли и во временное владение — Киев, с ближайшими окрестностями.
При переговорах был поднят также вопрос о союзе Польши с Москвой против турок, но поляки отклонили его: они боялись, чтобы в виде мести за союз турки в то время не напали на их пограничные земли.

В период войн (1654—1667 гг.) царь Алексей лично побывал в Витебске, Полоцке, Могилеве, Ковно, Гродно, особенно в Вильно, и здесь ознакомился с новым образом жизни; по возвращении в Москву он сделал перемены в придворной обстановке. Внутри дворца появились обои (золотые кожи) и мебель на немецкий и польский образец. Снаружи резьба не производилась лишь на поверхности дерева по русскому обычаю, а стала фигурной, во вкусе рококо.

Новоторговый устав.
Новоторговым уставом 1667 г. иностранцам было дозволено торговать во внутренних городах России только по особым государевым грамотам, со взысканием особых дополнительных сборов. Они были обложены проезжею пошлиной в размере 20 денег с рубля, как за ввозимые в Россию, так и за вывозимые из России товары. Эта пошлина, вдвое большая против взимавшейся с русских купцов, мотивирована была тем, что "русские люди пятину и десятину платят и службы служат". Помимо этого, иноземцы обязаны были платить двуалтынную пошлину с рубля, наложенную на них уставом 1553 г. Если иностранному купцу не удавалось продать свой товар и он увозил его обратно, то платил еще отъездную пошлину. Розничная торговля в Московском государстве была иноземцам воспрещена, оптовая же должна была производиться только с купцами того города, куда иноземец сам привозил товары, но отнюдь не с приезжими иногородними гостями. Нарушение этого запрещения влекло за собою конфискацию товара. Исключение было сделано для московских купцов иностранного происхождения, которым "в порубежных городах и на ярмарках с иноземцами торговать всякими товарами было вольно".
С 1667 г. требовалось, чтобы на иностранные товары, получившие право разгрузки, налагались клейма, с обозначением, в каких городах эти товары делались и у каких фабрикантов. Этим старались предотвратить сбыт в Россию дурных товаров и их подделку. Выгруженные товары ставились в общем гостином дворе, но англичане и голландцы имели свои дворы и амбары. Торговля как на кораблях, так и в гостином дворе была оптовая. С менового торга брались пошлины, так же как и с продажи на деньги. При всякой торговой сделке иностранец должен был записывать свой торг в книги и прикладывать руку. При отплытии иностранных кораблей за границу за ними не должно было оставаться пошлин, казенных и частных долгов. Русские купцы, привозившие в Архангельск свои товары, представляли в таможню выпись, данную им при нагрузке их судов в Вологде. После мены или покупки товаров и по уплате пошлин, русский купец должен был записать свой торг в книгу, приложить руку и взять от таможенного начальства выпись за таможенною печатью для представления в том месте, куда товар последует.
Торговые ряды - те места в городах и посадах, где производилась розничная продажа товаров. Торговые помещения в рядах были весьма разнообразны и носили разные названия: амбары, погреба, лавки, прилавки, полки, шалаши, веки, столы, скамьи, рундуки; стулья и скамьи стояли, для мелких торговцев между лавками и прилавками; на скамьях, между прочим, продавали мясо; в шалашах продавались разные мелкие, большею частью изготовленные съестные припасы, для употребления на месте простолюдинами, собиравшимися на торгах. Со всех помещений в торговых рядах взимался оброк посредством целовальников. Торговый устав 1667 г. запретил торговать помимо "извычайных" рядов и лавок;

Алексей Михайлович заключил, в 1667 г., с персидским шахом Аббасом II торговый трактат, в силу которого испаганские купцы получили право торговать свободно по всей России, с условием лишь уплачивать пошлину со всех товаров, привозимых в Астрахань, Москву и пограничные города, каждый раз в размере 5 %. Для транзитных товаров, шедших через Россию, это, в общей сложности, составляло 15 %. Иногда русское правительство принимало товары от персидских купцов в Астрахани и затем уже на свой счет и риск перевозило их в Москву.

1667-69 - Поход С. Т. Разина на Каспийское море.

Бегство в 1667 г. тунгусского князя Гантимура из Маньчжурии в Нерчинск послужило причиной сначала дипломатических сношений с Китаем, а потом и открытого столкновения, когда к этому присоединилось еще и основание русских острогов по Амуру (при этом казаки собирали ясак с населения, не подвластного Дай-цинской династии, а только обратившегося к ней за помощью; но получение помощи, по всегдашней китайской политике, считалось равносильным принятию подданства, хотя бы сначала и чисто номинального).

Александр, епископ вятский (1609—1679), в 1662 г. подал царю Алексею Михайловичу большую и очень резкую по тону челобитную об удалении Никона и сошелся с представителями тогдашнего раскола. Под его покровительством действовал игумен Феоктист, у которого были найдены при обыске некоторые сочинения самого А., касавшиеся вопросов о сложении перстов, иконописании и новых книгах. На соборе 1666 г. А. покаялся в своих сомнениях и с четвертого заседания принимал участие в его действиях, а в 1667 г. подписал осуждение раскольников, хотя, по свидетельству Андрея Денисова, и после этого тайно им покровительствовал.

До 1667 г. тиунская изба находилась в ведении тиуна из светских патриарших служилых людей; затем ею стали заведовать московские игумен и протопоп, назначавшиеся на эту должность самим царем. По примеру патриарха и архиереи начали заводить у себя тиунские избы или приказы. Тиунский приказ заведовал теми же делами епархиального управления, какие ведал в прежнее время тиун. Председательствующим в тиунской избе было духовное лицо; при нем находились младшие товарищи, один или двое, да дьяк для письменной части.

В 1667 г., собрав удальцов, Степан Разин хотел плыть с ними по Азовскому морю и грабить турецкие берега; но черкасский атаман Корнило Яковлев не позволил этого и некоторое время удерживал казаков в повиновении московскому царю. Тогда Стенька поплыл вверх по Дону, грабя богатых казаков и разоряя их дома. Добравшись до того места, где Дон сближается с Волгой, он заложил там стан (близ городка Паншина, между рек Тишини и Иловли), названный Ригой. Порох и свинец казаки получали от посадских людей-воронежцев за деньги или в обмен на всякого рода рухлядь. Когда слух о появлении казацкого стана дошел до Царицына, началась переписка между московскими начальными людьми, но серьезных мер против казаков никто не принимал. Разин между тем перешел за Волгу и здесь, вероятно, недалеко от Камышина, устроил новый стан. Его отряд имел казацкое устройство, делился на сотни и десятки; над сотней начальствовал сотник, над десятком — десятник. Стенька Разин был атаманом, есаулом — Ивашка Черноярец. В это время плыл весенний караван судов из Нижнего Новгорода в Астрахань. Тут были казенный струг с ссыльными, ехавшими на житье в Астрахань; судно московского богача Шорина, везшее казенный хлеб; суда патриаршие и других частных лиц. Стенька напал на караван; стрельцы ему не сопротивлялись. Караван был разграблен, начальные люди были убиты, ссыльные выпущены на волю; чернорабочим (ярыжным) Стенька сказал, отпуская их на волю: "я пришел бить только бояр да богатых господ, а с бедными и с простыми готов, как брат, всем поделиться". После этого Стенька отправился к Царицыну, но не взял его, а только напугал воеводу, который беспрекословно исполнил все его требования, выдал наковальню, меха и кузнечную снасть. У Стеньки было теперь уже 35 стругов с 1500 человек; он проплыл мимо Черного Яра, встретил, разбил и высек московского воеводу Беклемишева, вошел в Каспийское море и оттуда рекою Яиком достиг Яицкого городка. Все это происходило летом 1667 г. Яицкий городок был взят хитростью: стрелецкий голова Яцын впустил Стеньку только в церковь помолиться, но вошедшие с ним товарищи отворили ворота и впустили остальных казаков. Яцын и 170 других стрельцов были казнены; остальным была предоставлена свобода идти куда хотят. Они направились в Астрахань, но Стенька догнал их, часть перебил, а других заставил присоединиться к его отряду. Лето Разин просидел в Яицком городке, а в сентябре отправился к устью Волги и здесь погромил татар, затем пограбил турецкие суда на Каспийском море. Опасаясь разгрома, калмыки, кочевавшие между Яиком и Волгой, вступили в дружеские сношения с Разиным. В ноябре приехали к нему посланцы с Дона с грамотой государя и увещанием войска отстать от воровства и воротиться на Дон. Стенька принял посланцев с честью и отпустил невредимыми, но, отпуская, сказал: "когда вперед ко мне государева грамота придет, то я великому государю вину свою принесу". В это время астраханский воевода Хилков, действиями которого московское правительство было недовольно, был сменен, и на его место был прислан кн. Прозоровский. Он также послал к Р. двух посланцев с увещаниями принести повинную; только один из них возвратился к кн. Прозоровскому, а другой был брошен в воду.

Сообщение отправлено: 8 мая 2006 16:48 ( Ne administrator)

Сообщение отредактировано: 3 июля 2007 9:18

Раскол



В ноябре 1667 г. в Москву приехали патриархи александрийский Паисий и антиохийский Макарий, имевшие полномочия от патриархов константинопольского и иерусалимского. В декабре (с 1-го по 12-е) заседал собор, в котором участвовали и патриархи. Он утвердил постановления прежних соборов относительно обрядов церковных и исправления книг, проклял тех, которые будут противиться этим постановлениям, осудил Стоглав и житие святого Ефросина, на которых утверждали свое учение раскольники, отменил клятву на троеперстие и трегубую аллилуию, наложенную Стоглавым собором ("и что писаша о знамении честного креста, сиречь о сложении двою перстов, и о сугубой аллилуии, и о прочем, еже писано нерассудно, простотою и невежеством в книге Стоглаве", и о клятве в соблюдении соборных правил), постановил, что "той собор не в собор, и клятва не в клятву, и ни во что же вменяем, яко же и не бысть". Несогласные с постановлениями этого собора сделались уже формально раскольниками, и с этого времени Р. нужно считать окончательно возникшим.
Собор 1667 г. признал, что патриарх не должен носить титула великого государя и вступаться в мирские дела; с другой стороны, однако, признана была независимость духовенства и церковных людей в гражданских делах от мирского суда. Патриархом на соборе 1667 г. был избран тихий, незначительный Иоасаф II (1667—1673).

В 1667 г. на место Варфоломея был назначен Иосиф, но монахи его не приняли. В сентябре того же года в Москву к царю была отправлена высоко ценимая раскольниками соловецкая челобитная, написанная казначеем Геронтием. Здесь говорилось о близкой кончине мира, об уклонении христиан от православия, о порче гречесокй веры и книг, о всех отступлениях никониан от старой веры. В заключение челобитчики выражали решимость лучше умереть, чем принять новые книги. На эту челобитную царь ответил сначала отнятием у монастыря богатых береговых вотчин, а когда это не помогло, решил употребить силу. Соловецкие монахи сами просили прислать войско, готовясь погибнуть от меча в борьбе за старую веру. Во главе соловецких монахов стояли теперь находившийся там на покое архимандрит Саввина монастыря Никанор, казначей Геронтий и келарь Азарий. У монахов были большие запасы хлеба, 90 пушек, до 900 пд. пороха; монастырь был укреплен толстыми стенами; защитники его дрались с фанатизмом. Осада монастыря продолжалась более семи лет; за это время сменились три предводителя царских войск.

Сообщение отправлено: 3 июля 2007 9:18 ( Ne administrator)

Сообщение отредактировано: 3 июля 2007 9:20
Ответить  

Печать
Быстрый переход в раздел:


Top.Mail.Ru