Всероссийское Генеалогическое Древо

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника

База содержит фамильные списки, перечни населенных пунктов, статьи, биографии, контакты генеалогов и многое другое. Вы можете использовать ее как отправную точку в своих генеалогических исследованиях. Информация постоянно пополняется материалами из открытых источников. Раньше посетители могли самостоятельно пополнять базу сведениями о своих родственниках, но сейчас эта возможность закрыта. База доступна только в режиме чтения. Все обновления производятся на форуме.

Год 1649


События истории России за 1649 год

Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника »   Развернутая хронология »   1649
RSS

Выводить сообщения
Печать

Ответить  
1   2   8   9  
10   11   12   13   14   15   16   17   18   19  

1649



Соборное Уложение царя Алексея Михайловича.
26 (16) июля 1649 года царь и великий князь Алексей Михайлович распорядился о формировании нового свода законов, известного как Уложение его имени. Свод состоял из 967 статей, регулирующих как уголовные, так и гражданские правоотношения. Устанавливался бессрочный розыск беглых крестьян (был до 5 лет). Богохульников и церковных мятежников ждал костер.
В Соборном уложении 1649 есть глава “О проезжих грамотах в иные государства”. Такие грамоты выдавали по преимуществу купцам, которые везли свои товары за рубеж. “А будет кому случится ехать из Московского государства для торгового промыслу или иного какого своего дела в иное государство, с Московским государством мирное, тому на Москве бити челом государю; а в городах воеводам о проезжей грамоте, а без проезжей грамоты ему не ездить”. Потом появилась так называемая “опасная грамота”. Давали такую грамоту на время жизни и работы за рубежом. Грамота “опасала” (или оберегала) русских от любых недоразумений за границей.

Земля (поместье) давалась служилым людям как средство отбывать государеву службу; поэтому эволюция однодворческого землевладения находилась в некоторой зависимости от законов и распоряжений, относившихся к поместному землевладению вообще. Законы эти, однако, не всегда были самостоятельными, первичными факторами, влиявшими на развитие данной формы; они часто лишь узаконяли отношения, укоренившиеся фактически. Первоначально поместье давалось лишь в пожизненное владение; после смерти владельца его дети — тоже служилые люди — должны были просить об оставлении им отцовского поместья, в счет следуемого им по окладу. Правило это, однако, не всегда соблюдалось; дети сплошь и рядом оставались на отцовской земле, "не справив" ее за собой; в свою очередь правительство передавало освобождавшееся со смертью служилого человека поместье в новыеруки, что вызывало единоличные и коллективные жалобы и челобитья служилых людей об укреплении за ними их владений. Уже Михаил Федорович пошел навстречу этим пожеланиям, а Уложение 1649 г. подробно регулирует наследование поместий, назначая вдовам и дочерям умершего (смотря по тому, скончался ли служилый человек, дома, в походе или в бою) от 1/10 до 1/3 оклада вдове и вдвое меньше дочери и предписывая отдавать из отцовского поместья сыновьям, что следует по окладу, каким они были поверстаны; излишняя сверх этого земля предназначалась для беспоместных и малопоместных лиц того же рода.

В России до Алексея Михайловича тюрьмы имели лишь значение места подследственного задержания, которое отбывалось в подземельях, погребах и застенках. С соборного Уложения 1649 г. тюрьма начинает применяться как дополнительная мера к членовредительным наказаниям. Тюремные "сидельцы" брали с новоприбывающих "влазную деньгу". Государство ничего не отпускало для прокормления колодников, возлагая эту обязанность на людей, приведших их, и на их хозяев.

В 1649 г., во избежание посылки нескольких гонцов по одному и тому же направлению, как это нередко бывало, было постановлено, чтобы Приказы сносились друг с другом, прежде чем послать куда-нибудь гонца. Ответ на бумаги, присланные от воевод и не требовавшие скорого решения, посылался не с нарочным гонцом, а при случае. Точно так же и воеводы с приказными людьми не должны были отправлять неважные бумаги в Москву с нарочными гонцами, но ожидать гонцов из Москвы и через них уже передавать бумаги.

Заключение Зборовского договора (между Богданом Хмельницким и польским королём Яном Казимиром).

1 мая 1649 г. англичанам велено было "ехать за море, а торговать с московскими торговыми людьми всякими товарами, приезжая из-за моря, у Архангельского города; в Москву же и другие города с товарами и без товаров не ездить... Великому государю нашему ведомо учинилось, что англичане всею землею учинили злое дело: государя своего Карлуса-короля убили до смерти. За такое злое дело вам в Московском государстве быть не довелось". Несколько лет торговые сношения с Англией были прекращены. Посланник Кромвеля Придакс принят был в Москве с холодною учтивостью. Ни Кромвелю, ни королю Карлу II во все царствование Алексея Михайловича не удалось добиться возобновления прежних льгот английским торговцам.

При патр. Иосифе справщиками церковных книг при печатном дворе были Иван (в монашестве Иосиф) Наседка, черниговский протопоп Михаил Рогов, архимандрит Сильвестр и некоторые другие духовные и светские лица. В исправлении книг принимали участие, сверх того, разные влиятельные лица из духовенства, как духовник царя Стефан Вонифатьев, протопоп Казанского собора Иоанн Неронов, а также приезжие люди, слывшие ревнителями православия, — юрьевский протопоп Аввакум, романовский священник Лазарь, муромский протопоп Логгин и др. Исправляя книги, они, в свою очередь, внесли в них много ошибок, а главное, не исключили, а напротив, возвели на степень догматов или несомненных принадлежностей православной церкви ряд неправильных мнений и обычаев, возникших большей частью не раньше XV века и отчасти утвержденных Стоглавым собором. Таковы, напр., мнения об имени Иисус, будто оно должно быть произносимо Исус; о двуперстном знамении; об употреблении семи просфор при богослужении; о хождении посолонь; о чтении в символе веры о Сыне Божием: "его же царствию несть конца", а о св. Духе: "Господа истинного"; о небритии бороды и усов; о сугубой аллилуие. Поднят был вместе с тем целый ряд вопросов о церковном благочинии, церковном пении, иконописании, церковной проповеди и т. п. Новгородский митрополит Никон сделался самым ревностным проповедником последнего рода новшеств. Патриарх Иосиф испугался и стал сноситься с константинопольским патриархом. Среди духовенства поднялся ропот, стали поговаривать о появлении ереси: "заводится ересь новая, — говорили недовольные, — единогласное пение и людей в церкви учить, а преж сего людей в церкви никогда не учивали, учивали их втайне". В 1649 г. в Москву приехали иерусалимский патр. Паисий и грек Арсений, получивший образование в римской коллегии. Они указали на ошибки справщиков. Царь и патриарх отправили троицкого келаря Арсения Суханова на Восток для изучения греческих обрядов. В то время среди русских господствовало уже мнение о том, что вера греков не чистая, а испорченная. Арсений Суханов в своем статейном списке старался подтвердить это мнение. Кроме греков, обличителями ошибок справщиков явились и ученые монахи из Киева, которых вызвали в 1649 г. в Москву для исправления Библии: Епифаний Славинецкий, Арсений Сатановский и Феодосий Сафонович.

Сообщение отправлено: 8 мая 2006 11:44 ( Ne administrator)

Сообщение отредактировано: 5 июля 2006 19:15

Кнут



О наказании кнутом упоминает уже Судебник 1497 г., но особого распространения оно достигло в XVII в., в терминологии которого оно именовалось также "жестоким наказанием" и "торговой казнью". По Уложению 1649 г., большая часть преступных деяний, даже самых незначительных, влекло за собой К. или отдельно, или в соединении с другими наказаниями.
"Брокгауз и Ефрон"

Сообщение отправлено: 26 мая 2007 11:53 ( Ne administrator)

Отрезать ухо



Уложение 1649 г. не упоминает о клеймах, но та же цель достигалась отрезанием ушей: за первую кражу добавочным наказанием служило отрезание левого уха, за вторую кражу отрезали правое ухо; если же попадался в краже человек, у которого обрезаны оба уха, то это служило доказательством, что он уже два раза был обвинен в татьбе, и тогда он предавался смертной казни. У осужденного за первый разбой отрезали правое ухо, а за второй разбой полагалась смертная казнь.

Сообщение отправлено: 15 мая 2007 19:26 ( Ne administrator)

Последнее знамя от польского короля



Корогвы т. е. знамена, существовали у казаков еще до Стефана Батория. На одной стороне их часто писали лик Пресвятой Богородицы, на другой — крест с тростью и копьем, а вокруг — надпись о принадлежности знамени тому или другому полку, кем и когда устроено; также изображались лики святых покровителей казаков, ангелов и др. священные изображения. Рожинский установил особые К., наподобие тогдашних польских знамен, в каждом полку и сотне; вместо священных изображений на знаменах появляются орлы, львы, мечи, гербы поветовые и т. п. Стефан Баторий даровал малороссийским и запорожским казакам К. с вышитым на ней двуглавым серебряным орлом (польский герб). Знамя войсковое всегда находилось при гетмане и называлось "великой народной корогвой", знамя же гетманское — "малой корогвой". Последнее знамя от польского короля получил Богдан Хмельницкий (19 февраля 1649 г.). По принятии Хмельницким присяги на верность России ему вручена была боярином Василием Бутурлиным К., на которой с одной стороны был образ Всемилостивого Спаса, с другой — Пресвятой Богородицы. Следующие гетманы получали знамя, на котором, кроме изображений святых, имелся двуглавый орел — русский государственный герб. Запорожские войска получали знамена и от султана, с изображениями полумесяца, восьмиугольных звезд, мечей с лезвиями и пр. Запорожцы получали от царей (Петра I, Анны Иоанновны, Екатерины II) знамена, весьма схожие с знаменами гетманскими. Гетманская артиллерия и полковые города имели особенные знамена. Для хранения и выноса в торжественных случаях "народной К." (большое царское знамя) учрежден был чин "Генерального Войскового Хорунжего"; в полках полковые знамена носились во время торжества и похода хорунжими полковыми, в сотнях — сотенными хорунжими; при генеральном войсковом хорунжем, кроме того, имелась еще особая конная команда — "команда у народной корогвы", которой Разумовский дал гусарские зеленые мундиры; впоследствии команда была обращена в губернскую новгород-северскую штатную роту. На Запорожье и на Дону царскую хоругвь во время торжеств носил войсковой старшина, также называвшийся хорунжим.

Сообщение отправлено: 8 июля 2007 13:10 ( Ne administrator)
Ответить  

Печать
Быстрый переход в раздел:


Top.Mail.Ru