Версия для печати

-   Генеалогическая база знаний: персоны, фамилии, хроника //baza.vgd.ru
--  Статьи //baza.vgd.ru/11/
--- Священнический род Орловых //baza.vgd.ru/11/57030/



Автор статьи: А. Фомкин
Первоисточник: Генеалогический вестник № 3 http://www.vgd.ru/VESTNIK/3vest.htm


Орловы – династия священнослужителей Воронежской епархии, начало которой восходит к XVIII веку. Потомком одного из них, впрочем, не состоящим в числе служителей Христова алтаря, является и автор данной статьи. Отправной точкой моих генеалогических исследований стало семейное предание, записанное прадедом, А.М. Орловым, в 1950-х годах, которое, по возможности, было проверено по архивным документам и материалам периодических изданий. Большую помощь в этом оказал воронежский исследователь А.Н. Акиньшин, предоставивший ценные сведения по данной теме.
Согласно семейной легенде, основателем священнической династии Орловых является Юхим (Ефим) Орёл, родившийся в 20-х годах XVIII века на Волыни. Выпускник Киевской духовной академии, он некоторое время служил писарем Переяславского куреня войска Запорожского. После ликвидации Запорожской Сечи в 1775 г. он перешел на Слободскую Украину и поселился в местечке Уразова Слобода, расположенном на левой стороне реки Оскол и принадлежавшем роду князей Голицыных.
Первый историограф Воронежского края митрополит Евгений (Болховитинов) в своем труде «Историческое, географическое и экономическое описание Воронежской губернии», вышедшем в 1800 г. писал, что «Уразова помещичья слобода, населена черкесами, великороссами и малороссами, от уездного города Валуек в 15 верстах. В ней господской конный завод и ярмарок в год бывает 6, на оныя, кроме прочих товаров, много выгоняют для продажи рогатого скота» . В настоящее время это город Уразов Белгородской области.
По преданию, Юхим Орёл принес на своей груди антиминс с церковного престола и, приняв духовный сан, стал настоятелем церкви Уразовой Слободы. В её ограде он и был похоронен в первой половине 90-х гг. ХVIII в. Сказать что-либо определенное о церкви, в которой служил Юхим Орёл, затруднительно. Известно лишь, что его потомки служили в церкви во имя иконы Божией Матери Знамение, построенной помещиком кн. Александром Николаевичем Голицыным в 1806 г. В слободе её именовали «базарной», вероятно, она находилась недалеко от рынка. В 1877 г. она была перестроена, в приделах были устроены ещё два престола: во имя перенесения мощей св. Александра Невского и трёх святителей . Возможно, что этот каменный храм имел деревянного предшественника.
Сын Юхима Орла – Алексей Орёл, родившийся в 70-х гг. XVIII в., также получил богословское образование, наследовал отцовское место и священствовал до конца 30-х гг. ХIХ в.
У алтаря Знаменской церкви его сменил один из сыновей – Алексей, фигурирующий в документах уже под фамилией Орлов. Он родился в 1804 г., получил образование в Киевской духовной академии и дослужился до сана протоиерея. Он был женат на Елизавете Алексеевне Штурба, происходившей из запорожских казаков, осевших после разгона Сечи в слободе Алексеевке Харьковской губернии. Как указывается в семейном предании, Елизавету Алексеевну, вышедшую замуж 13-летней девушкой, пришлось с большими трудностями выкупать от помещиков Шереметевых (которым, вероятно, принадлежала Алексеевка), ибо своих крепостных они не продавали. Известно, что фамилия Штурба и сейчас представлена в городе Алексеевка Белгородской области.
Приход, который занимал Алексей Алексеевич, в материальном отношении считался одним из наиболее благополучных в Воронежской епархии, ибо давал до 1750 рублей годового дохода. Поэтому в отличие от «тогдашнего духовенства, забитого светской и духовной властью, Алексей Алексеевич жил открыто и свободно» . В среде окрестного духовенства он слыл богачом. И не потому, что был очень состоятелен. Он никогда не жаловался на скудость средств, любил принимать у себя людей и угощать, но сам в гости хаживал редко.
У Алексея Алексеевича и Елизаветы Алексеевны было двенадцать детей, некоторые из которых умерли в юношеском возрасте. Первоначальное воспитание и образование дети получали дома. Хозяйство в доме А.А. Орлова держалось на супруге и трёх прислужниках – работнике, работнице и няньке . Нянька смотрела за детьми и исполняла всё, что приказывала мать. Когда ребёнок капризничал, мать кричала няньке: «Дашка (или Варька), возьми Павлушу (или Ваню) и забавь его!» Нянька спрашивала, чего хочет ребёнок, и предлагала ему поесть. Если он отказывался от еды, то забавляла его, как умела. Если ребёнок продолжал капризничать или кричать, то нянька получала приказание «занести» ребёнка, т. е. унести его на кухню, во двор или на улицу. С трёх лет для ребёнка начинался новый период воспитания. Мальчику одевали особые «штанишки с прорешкой». Он выходил из-под опеки матери и делался более самостоятельным. С шести лет, обыкновенно осенью, «с Семёна», а еще лучше – «с Наума» (по народной пословице: «пророк Наум наставляет на ум») начиналось домашнее обучение. Образованием детей заведовала сама Елизавета Алексеевна – женщина очень добрая, внимательная и гуманная. У нее всегда была своя домашняя школка, где кроме собственных обучались девочки и мальчики зажиточных местных торговцев. Детей сажали за азбуку и при том непременно за гражданскую, ибо церковной азбуки Елизавета Алексеевна не любила. Обучение велось по буквослагательному методу. Отец в обучение детей не вмешивался. Лишь позже, когда они овладевали чтением и письмом, он брал их с собой в казённую «народную» школу слободы, где преподавал до 1854 г. Здесь изучались все предметы, кроме грамматики. Ею и древними языками Алексей Алексеевич занимался с детьми сам. В 1850-х гг. Алексей Алексеевич Орлов был назначен благочинным в Валуйском уезде и получил под надзор 14 церквей . Умер он в 1868 г.
Но еще за восемь лет до его смерти приход Знаменской церкви перешёл к выходцу из протоиерейской семьи села Троицкого Харьковской губернии – Павлу Владимировичу Гравировскому, до этого служившему преподавателем в воронежском и бирюченском духовных училищах. За него вышла дочь Алексея Алексеевича Орлова – Александра, родившаяся в 1843 г.
В клировых ведомостях Валуйского уезда за 1911 г. среди заштатного духовенства Знаменской церкви показана Александра Алексеевна Гривировская, 68 лет, вдова протоиерея Павла Владимировича Гравировского, который прослужил 40 лет священником и был уволен по болезни в сентябре 1899 г. О. Павел умер 6 сентября 1901 г. Их дети: Василий 44 лет (р. 1867), инспектор врачебной управы в Воронеже, Александра, замужем за протоиереем Котовым, Николай 33 лет (р. 1878), хирург Военно-медицинской академии в Петербурге .
С 1860 г. (т. е. с назначения Павла Гравировского) прервалось священнослужение рода Орловых в Уразовой Слободе. Оно продолжилось в других местах. Сыновья Алексея Алексеевича: Пётр, Ксенофонт и Александр – окончили духовные учебные заведения. К сожалению, дальнейшая судьба их неизвестна .
Ещё один сын Алексея Алексеевича – Павел Алексеевич Орлов, родившийся в 1831 г., окончил Воронежскую духовную семинарию. Как указано в аттестате, «по еврейскому – хорошо, медицине и языкам латинскому, греческому, французскому – очень хорошо, по остальным предметам равно и по способностям, прилежанию, успехам и поведению – весьма хорошо» В 1858 г. он стал выпускником Киевской духовной академии со степенью кандидата богословия. После этого служил преподавателем словесности и экономом в Пермской духовной семинарии. В 1860 г. переведён в Орловскую духовную семинарию учителем гражданской истории, затем – в Воронежскую, преподавателем словесности. В семинарии проявил себя хорошим знатоком своего предмета и опытным наставником. Состоя на епархиальной службе в Воронеже, как сказано в некрологе, «выделялся из ряда городского духовенства, почему близко стоял к епархиальному управлению» . Служил священником домовой Богословской церкви Воронежской семинарии Троицкого кафедрального собора, ключарем которого и скончался. Обстоятельства его смерти так описываются в некрологе: «Человек уже преклонных лет, давно страдал слабой деятельностью сердца. Приглашённый накануне смерти для совершения требы на городскую окраину, он вынужден был пешком спуститься под крутую гору, что и повлияло пагубно на сердце. На другой день, утром 14 декабря 1900 г. он скончался. Лица, близко знавшие покойного, вспоминают о нём, как о сердечном и простом человеке, чуждом гордости и самомнения» . Павел Алексеевич был женат на дочери задонского протоиерея Владимира Попова Елизавете и имел сына Александра. В делах Воронежской духовной консистории за 1894 г. Павел Алексеевич назван вдовцом .
Его брат Алексей избрал юридическую карьеру. Окончив Демидовский лицей в Ярославле, служил по судебному ведомству, сначала в Новочеркасске, а затем перешёл в Курский окружной суд, где закончил службу в должности председателя. После Октябрьской революции работал в г. Фатеж Курской губернии, где и умер в 20-х гг. ХХ в. В сохранившихся письмах его матери сквозит её тревога по поводу членства Алексея в коммунистической партии: «Алексей все толкует о какой-то коммуне» . Алексей Орлов – автор статьи о стоянке каменного века на реке Оскол близ села Шалаева Валуйского уезда .
Его брат, Василий Алексеевич Орлов, родился около 1820–1824 гг. Обучался в Воронежской духовной семинарии и Киевской духовной академии, которую окончил в 1847 г. и тогда же был определен в Воронежскую духовную семинарию преподавателем математики . Кроме этого он безвозмездно там же преподавал латинский и немецкий языки, сельское хозяйство, церковное красноречие, обличительное богословие, гражданскую и естественную истории. Как сказано в некрологе, «все эти обязанности он исполнял со свойственной ему аккуратностью, о чем свидетельствуют полученные им благодарности ближайшего и академического начальств» . Студент Воронежской семинарии Александр Бунин в «Автобиографических записках» отмечал, что «преподавал математику человек опытный и знающий В.А. Орлов» .
В 1856 г. Василий Алексеевич был определен смотрителем Новочеркасского духовного училища. С этого времени в продолжение 27 лет он уже не расставался с Донским краем, «а интересы и благополучие его духовенства он всегда считал своими собственными интересами» . В 1865 г. он был назначен секретарём местной духовной консистории, а спустя четыре года – инспектором вновь открытой Донской семинарии. При его участии как активнейшего члена строительного комитета разрабатывался её проект, возводились новые здания. В своих трудах В.А. Орлов оправдал клятву, данную им при начале службы: работать не щадя себя и своей жизни. Благо семинарии он считал выше своего собственного. Так, при начале построек ему как инспектору разрешено было получить из местных средств квартирные деньги, но он отказался от них и употребил их на покупку дополнительного участка земли. Со своей семьёй он поместился в неудобной квартире – тёмной, тесной, пыльной из-за близости производящихся построек. Скончался Василий Алексеевич в чине статского советника 2 марта 1885 г. в Воронеже. Похоронен на Чугуновском кладбище, могила не сохранилась . Как отмечается в некрологе, «личность Василия Алексеевича для Донского края как общественного деятеля незабвенна. Его житейская опытность, широкое образование, готовность всегда трудиться не только за себя, но и за других, лишь бы только была возможность к тому, при полном христианском смирении, его не формальное, а тёплое отношение к своему делу, гуманное, отеческое действование на учеников, широкая христианская вера и преданность православной церкви служили лучшим воспитательным средством для его питомцев» .
Его брат, Иван Алексеевич Орлов, родился в 1836 г. Окончив Бирюченское духовное училище и Воронежскую духовную семинарию, он поступил на место своего отца учителем в народную школу Уразовой Слободы. Постоянно сопровождая отца при его разъездах по благочинию, Иван близко познакомился с бытом сельского духовенства. Вероятно, этот факт стал одной из причин, побудивших его отказаться от заманчивого предложения местного архиерея. Преосвященный Иосиф, просматривая однажды формулярные списки благочинных, обратил внимание на то, что сын Орлова уже пять лет учительствует в сельской школе и не просит священнического места. В виду заслуг отца владыка прислал Ивану назначение в один бедный приход священником и билет на женитьбу «со взятием девицы духовного звания». Иван Алексеевич очень огорчился этим предложением. Несмотря на уговоры родителей, он поехал к архиерею и сказал: «Лучше буду хорошим приказчиком, чем плохим попом». И, вместо принятия сана, сдал экзамен на звание действительного студента. Пытаясь найти свое место в жизни, он сначала съездил в Новочеркасск, к дяде-священнику (брату отца), затем в Ростов-на-Дону, к родственникам матери. Но по душе ему пришлась карьера чиновника, которую он начал с канцелярии Воронежского губернатора, где дослужился до правителя канцелярии и старшего наблюдателя за торговлей и промыслами. В 1871 г. по предложению егермейстера императорского двора кн. Трубецкого и кн. Дондукова-Корсакова перевелся в Петербург и был назначен помощником делопроизводителя в департаменте общих дел МВД. В 1875 г. в особой комиссии расследовал дело о злоупотреблениях при строительстве шоссейных дорог в Царстве Польском и подал обширную записку, которая была удостоена одобрения министра путей сообщения, а сам Иван Алексеевич был пожалован орденом св. Станислава II степени. В 1878 г. по ходатайству киевского губернатора перешел на службу в Волынскую губернию, где занимал ряд должностей, в том числе назначался предводителем дворянства. Здесь же он активно работал в комиссии по еврейскому вопросу и составил по этому поводу обширную записку. С 1 мая 1893 г. и до конца жизни И.А. Орлов служил по Министерству финансов и был управляющим казённой палатой сначала Плоцкой (до 6 марта 1898 г.), а затем Келецкой губерний в Польше. Иван Алексеевич пользовался столь большой любовью и уважением сослуживцев и начальства, что после его кончины, последовавшей 9 февраля 1899 года, была издана памятная брошюра, посвященная его деятельности. Её автор, Г. Бородулин, отмечает, что, состоя в должностях по финансовому ведомству, Иван Алексеевич подготовил много деятельных чиновников из бывших воспитанников семинарии. Умер И.А. Орлов в городе Кельцы, погребен в Шумске Волынской губернии . Имел трёх сыновей и дочь, судьбы которых неизвестны.
Иван Алексеевич – автор множества статей в периодических изданиях: в журналах «Сельское хозяйство», «Ребус», в газетах «Новое время», «Волынь» и «Свет», а так же нескольких записок («Записка о государственных окладных налогах в губерниях Царства Польского», «Хозяйственное положение и платёжные средства крестьян губерний Царства Польского», «Записка по еврейскому вопросу», «Записка по чешскому вопросу») .
Занимался он также историческими исследованиями, например, о кладах Волынской губернии, о прошлом Слободской Украины . В «Истории немецкой колонизации Волыни» он поднял болезненный для православной церкви вопрос об успешной проповеди немецких штундистов, менонитов – среди русских.
Брат его, Михаил Алексеевич Орлов, родился 4 ноября 1844 г. Учился в Бирюченском духовном училище, откуда перешел в Воронежскую духовную семинарию. В 1864 г. поступил в Киевскую духовную академию, учась в которой, опубликовал несколько проповедей в «Воронежских епархиальных ведомостях» . Ему принадлежит и небольшая генеалогическая работа: «Сличение родословия Спасителя, помещенного у Евангелистов Матфея и Луки, с родословием книги Паралипоменон и разночтений в них» . Не вдаваясь в подробности, отметим, что, рассматривая вопрос о разночтениях евангелистов при перечислении предков Христа-спасителя, М.А. Орлов приходит к выводу, что несогласия эти во многом мнимые. По его мнению, евангелисты идут к единой цели – доказательству царственности и мессианства Христа (его происхождения от Давида) немного разными путями: Матфей достигает её, рассматривая царскую линию Соломона, Лука – линию царевича Нафана.
После окончания академии М.А. Орлов поступил преподавателем русского языка и словесности в Харьковскую духовную семинарию (1869), а осенью 1871 г. переехал в Петербург. Свою педагогическую карьеру в столице он начал в III Александровском кадетском корпусе и в младших классах Пажеского корпуса. С начала 80-х гг. Михаил Алексеевич – преподаватель русского языка в Военно-инженерной академии. В первых числах июля 1886 г. Михаил Алексеевич женился на своей бывшей ученице по Мариинской женской гимназии Елене Михайловне Нилус. Она являлась родственницей известного одесского художника Петра Александровича Нилуса. Семейство Нилусов, по преданию, имеет французские корни и укрылось в России во время февральской революции 1848 г., приведшей к падению июльской монархии .
С 1886 г. Михаил Алексеевич перешёл в гимназию при Императорском историко-филологическом институте на должность наставника-руководителя и учителя русской словесности. Параллельно он преподавал эти же дисциплины в Михайловской артиллерийской академии. Скончался М.А Орлов в феврале 1918 г. и был погребён неподалеку от церкви на Смоленском кладбище. Могила его сохранилась. Михаил Алексеевич – автор ещё нескольких сочинений, заслуживающих упоминания. В 1871 г. он выпустил первое издание своего курса русской литературы в двух частях, учебник русской словесности, «Диктант проверочный и повторительный» и список тем по русской литературе. Курс и учебник русской словесности были допущены как учебные пособия для духовных семинарий. В 1880 г. был издан его «Сокращённый курс русской литературы до Пушкина», а через три года – книга «М.Ю. Лермонтов, его личность и поэзия». Рецензия на эти сочинения находится в журнале учебного комитета при Св. Синоде (1873. – № 211).
Внуки Михаила Алексеевича помнят, что, живя летом с семьей в г. Старая Русса, он был неоднократно приглашаем в местный собор для помощи в совершении литургии.
Из шести его детей только Алексей Михайлович Орлов (1888–1858) сохранил в ХХ веке некоторую связь с Церковью. Он окончил Московский университет, был юристом. После Октябрьской революции, опасаясь репрессий, покинул Петроград и кочевал с семьёй по провинции: Старая Русса, Новгород, Сестрорецк. Как рассказывала его дочь, Елена Алексеевна Орлова (1917–1998), узы дружбы связывали семью Орловых с епископом Тихвинским Алексием (Симанским) – в ту пору викарием Новгородской епархии, будущим Патриархом Московским и Всея Руси. Он крестил всех детей Алексея Михайловича. В 1920-е годы, когда началась кампания по вскрытию святых мощей, Алексей Михайлович Орлов был нанят адвокатом епископа Алексия и всего новгородского духовенства и успешно защитил их на показательном процессе.
В ту пору его семья состояла из жены, Елизаветы Ивановны Шамшевой, двух дочерей, Татьяны и Елены, и двух внучек, Елены и Александры. Супруга Алексея Михайловича родилась в селе Клопицы (ныне – Волосовского района Ленинградской области), но воспитывалась в доме балерины Императорских театров Александры Николаевны Кеммерер (1842–1931), где и познакомилась со своим будущим мужем. На свадьбу А.Н. Кеммерер преподнесла молодожёнам весьма дорогой по тем временам подарок – швейную машинку «Зингер», которая сохранилась в нашей семье как реликвия. С началом Великой Отечественной войны семья Алексея Михайловича была эвакуирована в город Новокузнецк. Там он работал юристом вплоть до трагической гибели в 1958 г. Похоронен на городском кладбище. Могила его сохранилась. Его дочь, Татьяна Алексеевна Орлова (р. 1916), вышла замуж за Алексея Павловича Фомкина (1915–1978) и родила двух дочерей – Елену (1937) и Александру (1940).
Елена Алексеевна Фомкина (в замужестве Воробьёва) окончила Ленинградский университет, в настоящее время преподаёт математические науки в Омском политехническом институте. Имеет двух дочерей.
Фомкина Александра Алексеевна, моя мать, окончила Алма-атинское хореографическое училище по классу Народного артиста Казахской республики Александра Владимировича Селезнева (1907–1961) . С 1962 по 1981 гг. была солисткой балета Донецкого академического театра оперы и балета. Параллельно с этим преподавала историко-бытовой и классический танец в Детской хореографической школе. Ныне проживает в Санкт-Петербурге.
В заключение отметим, что описанная семейная история, подобно капле воды, отражает историю нашего отечества в прекрасных и трагических тонах. На примере этого семейства видно распространение в XIX в. практики передачи церковного прихода по наследству от отца к сыну; вырисовывается общая для многих священнических семейств середины и конца того века тенденция перехода из духовного в светское звание; подтверждается, что в прошлом сельское духовенство несло на себе не только сакральные, но и просветительские функции. Сегодня священников среди представителей рода нет, но семейная традиция называть мужчин Алексеями сохраняется.